Главная » Статьи » Мои статьи

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕСАНТ МАЙСКОГО СОЮЗА «ЛАСТОЧКА» В ЗОНУ РИСКА, ОПАСНОГО ДЛЯ ЖИЗНИ

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕСАНТ МАЙСКОГО СОЮЗА «ЛАСТОЧКА» В ЗОНУ РИСКА, ОПАСНОГО ДЛЯ ЖИЗНИ

Дети Майского союза имени Елизаветы Вагановой, как и всё молодое поколение нашей планеты, осознают свою ответственность за то окружающее пространство, в которое их определила историческая реальность. Убирают вокруг домов брошенные кем-то пластиковые бутылки, полиэтиленовую упаковку – те материалы, которые не разлагаются в природной среде, собирая их для утилизации в мусорный контейнер. В их маленьких душах формируется ответственное отношение к Будущему – им в нём жить.

А есть ли это чувство у взрослых?.. Вероятно, если им в будущем уже… не жить, то придётся жить тем оставшимся настоящим, ради которого даже можно и оградиться от всех, как стойлым животным, одною собственной мискою, и куда потом попадут отходы такой жизнедеятельности –  на стол ли ближайших соседей, и что с ними делать – уже не так важно!.. Складывается впечатление, что именно такими мотивами были продиктованы решения высоких чиновников, устроивших захоронение опасных для жизни людей ядохимических отходов в посёлке Лесное Палкинского района.

  

 

Расположение заброшенного посёлка Лесное.

В этом посёлке, расположенном в 12 км от Вернявинской средней школы, где базируется наш Майский союз, и в 600 метрах от реки Великой, в непосредственной близости к складам опасных для жизни ядохимикатов находится животноводческая ферма, откуда молоко ежедневно поступает в ближайшие молочные комбинаты Палкино и Пскова. Жители Палкинского района обеспокоены тем, что к старым замурованным и уже ветхим складам до сих пор периодически приезжает один-два грузовых фургона в сопровождении микроавтобуса и люди в специальных полностью закрытых химически защитных костюмах разгружают 200-литровые бочки с ядохимикатами. (Номера этих автомашин находятся у актива Майского союза).

Нам, как местным старожилам, известна история этих складов. С 1 августа 1959 года в это место был дислоцирован 74-й отдельный бомбардировочный корпус дальней авиации. Тогда здесь и были построены ангары для военной техники. Тут же сформировался посёлок Лесное, обслуживающий воинскую часть. Дожив до лихих 90-х ракетная часть была расформирована, а заповедный уголок природы на базе оставшейся материальной части был превращён в зажиточный агрогородок, куда была проложена хорошая автомагистраль, где были построены жилые и производственные комплексы, трудоустроены почти все жители ближайших деревень и куда ездили отдыхать и поправлять здоровье по-знакомству неофициально из приближённых высокого руководства.

Всё складывалось для этого уголка природы великолепно до той поры, пока европейские магнаты не предложили нашим предприимчивым чиновникам через страны Балтии выгодную неофициальную аферу с захоронением химических отходов. Тут-то и приглянулись нашему близорукому и стяжательному руководству хорошо замаскированные в естественной природе ангары. Теперь, как они считали, на этот лакомый кусочек от Министерства обороны можно будет ещё и намазывать толстый слой долларов!..

Сказано - сделано, и в 2000 году в нашу Псковскую землю-матушку потекли ядовитые европейские отходы... Агрогородок сделали "закрытым" и всё, что в нём происходило, покрылось вуалью тайны, пока...  Пока на одном из складов с ядохимикатами в 2005 году не произошёл пожар регионального значения. На его тушение было привлечено Министерство обороны... Тушили несколько дней. В результате одну входную часть склада засыпали песком. Но жить на территории агрогородка было уже невозможно. Ещё при пожаре весь посёлок был срочно эвакуирован.

 Долгое время, до утверждения политики гласности, эта «секретная зона» была охраняема и на её территорию периодически проезжали крытые фургоны... До сих пор ещё на этой заброшенной материальной части поддерживается какая-то жизнь и очень редко под покровом ночи сюда тайно продолжают пробираться всё те же крытые фургоны... Значит кое-кто ещё намазывает на свой социальный бутерброд толстый слой долларов! А вообще, как говорят, сегодня сюда может свободно забрести любой грибник…

И вот мы, как истинные патриоты своей малой Родины, чтобы самим убедиться в объективности угрозы для жизни, сформировали из членов актива Майского союза разведывательную группу из взрослых участников и в мае этого года совершили десант в зону экологического риска с целью исследования степени опасности этой «секретной» и покрытой разными тайнами зоны.

При въезде в бывший аграрный посёлок нас встретили руины КПП воинской части, ангаров, гаражей, окружающих большую площадку плаца, засыпанного битым белым кирпичом. Дальше вдоль дорог, сложенной из железобетонных плит, образующих улицы среди леса, частично руинированные кирпичные здания, различные заброшенные хозяйственные постройки. Здание котельной ещё функционирует, в его пристройках налажено какое-то производство…

     

И вот они склады. Мы остановили нашу машину метрах в 100 от них и пошли пешком по широким железобетонным плитам, подогнанным ровно, как на взлётной полосе. Плиты местами поросли травой и застелены вьюном. Вокруг почему-то не слышно птиц. Улавливается тонкий острый запах, похожий на стиральный порошок или ацетон… На подходе несколько одиноких пустых строений в виде небольших ангаров и гаражей. У одного из складов добротный сухой дот с амбразурой, направленной в сторону леса для обороны ангара. Всего на территории бывшей части мы нашли 5 складов, размерами примерно 50х10 м, имеющих по торцам два сквозных выхода. Конструктивно они выполнены в виде арочного ангара высотой около 5 м. Наружную кровлю образует маскировочная засыпка землёй, поросшей высокой травой, кое-где кустами и небольшими деревьями (берёзами и соснами) в возрасте около 10-15 лет. Подниматься на поверхность дерновой кровли смертельно опасно – есть вероятность её провала, особенно возле деревьев, где корни могли разрушить свод ангара, а также в местах выхода на поверхность вентиляционных шахт.

Торцы ангаров завершены кирпичной кладкой из красной глины толщиной в два кирпича и, судя по двум железным двухстворчатым воротам с каждой стороны, вся длина склада поделена на два продольных отсека. В верхней части над воротами имеется вентиляционное отверстие, закрытое крупноячеистой решёткой. В конструкции некоторых складов торцевые стены выполнены из железобетона, а вентиляционный канал расположен внизу, рядом с воротами и снабжён ограждением из стального прута. Перед каждым складом большой предупреждающий знак с черепом и скрещенными под ним костями на оранжевом фоне и надпись: "ОПАСНО! Захоронены ядовитые отходы". Ближе 10 метров к складу не подойти без сдержанного дыхания и рефлекторного смыкания век от лёгкой рези в глазах…

 

Створки металлических ворот некоторых складов заварены прямо вместе с навесными замками, покрыты коррозией, местами разъедены ржавчиной, некоторые разъедены до дыр и щелей. Некоторые ворота к верхней части растворены. На запирающем устройстве одного из складов отсутствовал навесной замок, его запирающее устройство поддавалось мышечному усилию рук, но мы не рискнули открыть ворота!… Тем более, что одна такая створка вероятно весит около тонны и если мы её смогли бы вытянуть на себя, то вряд ли нам удалось её задвинуть обратно. Мы ограничились внешним осмотром. Обнаружили, что кирпичная кладка торцевых стен имеет разрушения в виде отколов и выкрашивания боковых и верхних поверхностей.

В окрестности складов много гадюк… Поэтому главное условие при передвижении – неторопливость и внимательность: они сами уползают при встрече. Если же идти быстро, гадюка может посчитать это за нападение и будет обороняться при помощи бросков и укусов.

Один из участников нашей экспедиции взял на себя смелость исследовать органолептическим методом щавель, произрастающий в 15 метрах от склада. Протёртый салфеткой, на запах он ничем не отличался от обычного, а вот на вкус оказался с еле ощутимым привкусом «стирального порошка» или «канцелярского клея», послевкусие ощущалось в гландах слабым, но долгим и навязчивым оттенком ГСМ, так, что пришлось запивать соком…

В рядом расположенном открытом (без ворот) гараже мы обнаружили горы полуразвалившихся мешков с песком. Это тот самый песок, которым когда-то засыпали снаружи ворота склада при его тушении… В скором времени этот склад снова понадобился для безвременной «утилизации» очередной партии ядовитых европейских отходов, превратившихся здесь в «русские доходы». А тот песок, впитавший в себя яд от горевших химических отходов, и был упакован в мешки, которые уложены рядом под крышей. Тут же в траве мы обнаружили несколько перчаток с эмблемой «Росхимзащита».

В процессе осмотра мы изъяли для исследования образцы грунта на разных расстояниях от склада, а также из одного из мешков под укрытием и упаковали их в отдельные бумажные пакеты, пронумеровав и составив схему изъятия образцов. На этой схеме нами указана силосная яма в 100 метрах от одного из крайних складов, принадлежащая ферме, расположенной дальше, в 200 метрах от склада.

После пребывания на этой территории около 1,5 – 2 часов мы ощутили лёгкое головокружение и чувство наполненности носового ствола чем-то по ощущениям вязким и утомляющим…  И кроме того обнаружили, что у одной из участниц экспедиции капроновые колготки на икровой части ноги растворились до прозрачности в форме овального пятна размерами около 15х7 сантиметров. При снятии колготок на освобождённом участке коже обнаружилось слабое покраснение. Мы поспешили покинуть эту территорию и снова услышали метрах в 200 от складов среди лесной чащи чудное пение соловьёв.

Кстати, на прилегающей территории этого заповедного места в тот день нам посчастливилось увидеть очень редкую для России птицу – большого чёрного дятла, желну, занесённого в Красную книгу.

Нам осталось провести лабораторные исследования образцов грунта, но уже сейчас понятно – каковы могут быть последствия, когда произойдёт утечка ядов, хранящихся в таких сомнительных условиях, если даже упакованные и содержащиеся в хранилище они воздействуют на человека. А степень этого воздействия наша разведгруппа пока ещё до конца на себе не ощутила и не оценила…  Для этой оценки нам необходимо медицинское обследование, которое, вероятно, будет дорогостоящим, а результат проявит себя через годы...

Что же ожидать нашим детям, когда уже сейчас имеется опасность нарушения изоляции химических ядов от окружающей среды, притом, что отношение к неминуемо надвигающейся экологической катастрофе, в умах чиновников до сих пор не изменилось и отходы продолжают поступать!?

Конечно, хоронить отходы – дело прибыльное – эра Потребителей не может насытиться…

Но скоро наступит время Творцов, которым будет не только стыдно за их родителей, но и накладно... потому что Творцам, в отличие от их предков, придётся уже вкладывать свои средства в технологии утилизации отходов широкой жизнедеятельности их отцов...

Юрий Яшин



Подробный фотоотчёт по этой проблеме можно увидеть в альбомах, пройдя по нижеприведённым ссылкам:

         Группа в контакте: МАЙСКИЙ СОЮЗ ЮНЫХ ЭКОЛОГОВ «Ласточка» (vk.com/club28413960)

Фотоальбом: Сталкеры: Палкинский район (vk.com/album-28413960_157482318)

Категория: Мои статьи | Добавил: Юрий (27.06.2012) | Автор: Юрий Яковлевич Яшин E
Просмотров: 2129 | Комментарии: 5 | Теги: загрязнение, экология, утилизация, Палкинский район, сталкеры, Псковская область, река Великая, окружающая среда, зона смерти, ядохимикаты | Рейтинг: 4.7/3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]