Главная » Статьи » Мои статьи

Псковский и петербургский учитель Н.Я.Некрасов

Николай Яковлевич Некрасов – педагог, издатель и общественный деятель

Большой надгробный камень над его могилой занимает видное место на Дмитриевском кладбище города Пскова, находясь в нескольких метрах правее храма. На нем лаконичная надпись: «Николай Яковлевич Некрасов / 1856 – 1908» Овальный эмалевый портрет изуродован их рогаток хулиганами. Спрашивать псковичей, кто этот человек, бесполезно, а в энциклопедических изданиях сведения о нем отсутствуют. Они есть в некрологах местных газет, но в отношении детства очень скупые. Так «Псковский голос» от 4 марта 1908 г. сообщил лишь, что он «родился в марте 1856 года, происходил из небогатой купеческой семьи г.Пскова», а «Псковская жизнь» 1 марта ограничилась фразой «Родившись в Пскове Николай Яковлевич окончил в 1872 году Псковское уездное училище».

Кажется странным, что в многочисленных каталожных карточках его книг в РГБ и РНБ годы жизни указаны так: «1857-1908». А самое удивительное, что в сохранившихся метрических книгах всех церквей города Пскова за 1856, 1857 и 1858 г.(ГАПО, Ф.39, Оп.1, д.4653, 4655) запись о рождении Николая Яковлевича Некрасова не обнаружена.

Избрав педагогическое поприще, Николай Яковлевич окончил Земскую учительскую школу, созданную Петербургским губернским земством, и 22 августа 1875 г. получил место не в родной Псковской губернии, как утверждает «Псковская жизнь», а в Будковическом одноклассном училище Лужского уезда. И только в 1878 году, по просьбе председателя Псковской земской управы Николая Александровича Ваганова, его перевели в Чирское училище, а в 1879 году – в Мелётовское.

Чирское второклассное училище

В Петербурге Николай Яковлевич видел для себя более широкое поле деятельности и с 1880 года стал преподавать во 2-м Васильеостровском четырехклассном городском начальном училище им. Императрицы Екатерины II, а с 1882 года – в 7-м Рождественском, имевшим такой же особый статус. Они вошли в число 17-ти подобных школ, созданных одновременно столичной управой для значительного расширения начального образования в городе. Здесь он преподавал два десятилетия, до выхода на пенсию. Пребывание в столице позволяло одновременно, с 1887 года, десять лет заниматься с рабочими и их детьми в 1-м Нарвском училище Императорского Русского технического общества и бесплатно давать уроки в одном из приютов (Петра Губоница) ведомств учреждений Императрицы Марии. В благотворительном обществе для пособия учащимся Петербургских городских начальных училищ с 1897 года он состоял членом правления. Эти конкретные сведения почерпнуты из адреса, поднесенного Некрасову 3 января 1901 года при праздновании 25-летия педагогической работы. На юбилей в 7-е училище приезжали и псковичи (учитель Волотовский), пришло много поздравлений из других городов, а «Псковский городской листок» напечатал обширный материал в №№ 3 и 4-м от 10 и 14 января.

Столь широкую известность Н.Я.Некрасов получил, конечно, не за скромную работу в начальной школе. Уже в первые годы учительства он убедился, что школе не хватает полезных и недорогих учебников и учебных пособий. Нашелся и единомышленник в лице тезки, Николая Яковлевича Егмина, бывшего учителем сначала в Псковской губернии, а затем в Петербурге. Уже в 1881 году ими был издан букварь под названием «Азбука к мудрости ступенька. Для начальных училищ» К концу 1880-х гг. вместе с преподавателем иностранных языков 5-й столичной гимназии Михаилом Михайловичем Михайловским они создали товарищество «Петербургский учебный магазин» и наладили выпуск и продажу учебной литературы, сами став авторами нескольких пособий.

Логическим продолжением букваря явилось составленное Некрасовым издание «После азбуки. Первая книга для классного чтения и письменных упражнений. Первый год обучения». Она вышла в 1889 году и переиздавалась по 1913 г. включительно (не меньше 13 раз), часто обновляя содержание. «Вторая книга для классного и домашнего чтения. Второй год обучения» появилась лишь через 8 лет, в 1898 году, содержала 112 стр. Её 2-е издание 1899 года имело уже 200 стр, а 3-е, вышедшее в 1900 году, 292 стр. Переиздания продолжались по 1913 год. «Третья книга для классного чтения. Третий год обучения.» тоже стала выходить с 1898 года и завершилась 8-м изданием в 1913 году, т.е уже после смерти Н.Я.Некрасова.

В 1890 году был издан «Сборник упражнений в толковом и грамотном изложении мыслей. Практическое руководство по русскому языку для учеников начальных училищ и домашнего обучения». С 1892 года он получил другое название: Практический курс правописания. С материалом для упражнений в изложении мыслей. Руководство для учеников начальных училищ» - и имел два выпуска ценою всего лишь в 5 и 10 коп.

В Древлехранилище псковского музея-заповедника есть второй выпуск. Он состоит из двух отделов. Для облегчения работы учителя в первом четко говориться о частях речи, а во втором учат излагать мысли, предлагая темы (прим.: описание лошади; наша семья, и др.) и перечисляя примерные вопросы. После Некрасова Ермин продолжал переиздавать и улучшать «Руководство…», называя авторами их обоих. В 1917 году вышло уже 31-е издание, в 1922 году, в Харькове, - 35-е, да еще в Самаре – без номера!

Сам Некрасов считал эту книгу настолько нужной, что в том же 1892 году в качестве добавки к ней выпустил «Руководство к практическому курсу правописания, составленное тем же автором». И оно издавалось не менее 13 раз, по 1915 год вкл. Более того, в 1910, 1911,1912 и в 1913 гг. с указанием соавторства Ермина и Некрасова было издано «Дополнение к Практическому курсу правописания, составленного Н.Я.Некрасовым. Выпуск I и II. Материал для списывания и попутного приобретения навыков в правописании».

Перечень составленных авторами учебных пособий продолжал пополняться. В 1897 году, в трех частях вышел «Сборник арифметических правил, примеров и задач. Руководство для учащихся в начальных училищах2, а в 1899 году – два выпуска аналогичного «Учебного руководства для учеников старшего отделения начальных училищ, воскресных и церковно-приходских школ». С 1898 г. печатались сборники «Домашнее чтение. Книга для самостоятельных занятий ученикам начальных училищ», отдельно для среднего и для старшего отделений. Ермин и Некрасов в соавторстве подготовили в 1907 г. «Курс рисования в начальной школе. Пособие для учащихся, в трех тетрадях». В 1913 г., тоже в трех тетрадях, Ермин выпустил подготовленный еще с Некрасовым «Курс чистописания в начальной школе. Прямое письмо» и отдельно: «…-//- Косое письмо», а так же книгу «Аз да буки, а там и науки. Легчайшая азбука-самоучка для семьи, школы и казармы».

Конечно, «Петербургский учебный магазин» занимался не только изданием и распространением произведений своих учредителей. Он вёл торговлю учебниками и для средней школы, комплектовал библиотеки, завел собственную типографию, печатал также литературу просветительского характера. В этом можно убедиться по единственной книге этого издательства, хранящейся в отделе редких и ценных документов Псковской областной универсальной научной библиотеки. Лекции «Театр», выпущенные в 1902 году, которые содержат обзор мировой театральной истории и посвящены выдающемуся специалисту по древнегреческим драмам Еврипида Иннокентию Федоровичу Анненскому, а на задней обложке помещена реклама издательства, дающая представление о его деятельности.

Свой первый разговорник «Петербургский учебный магазин» выпустил в 1900 году под длинным названием «Русский в Англии. Самое простое и легкое руководство для скорого изучения английского языка, заключающее все самое необходимое в обыденной жизни и в путешествии, с указанием точного произношения». Затем последовали разговорники еще на десяти языках. Некоторые переиздавались.

Николай Яковлевич Некрасов участвовал в организации Петербургского общества книгопродавцев и издателей, в 1902-1903 г. и в 1907 гг был редактором его еженедельного органа «Книжный вестник», а перед кончиной занимался организацией общероссийского союза, ставившего своей главной задачей дальнейшее понижение цен на школьные пособия.

Не прерывалась и его связь с земляками. Он вступил в Псковское общество сельского хозяйства, с 1897 года платил членские взносы, а так же в Общество взаимного вспомоществования учащимся и учившим в начальных училищах Псковской губернии, в 1899 году пожертвовал единовременно 100 рублей, а Н.Я. Ермин – 50 руб., и их избрали почетными членами этого Общества пожизненно. За благотворительную деятельность в столице Н.Я.Некрасова из мещан перевели в сословие потомственных почетных граждан. 23 декабря 1901 г. «Псковский городской листок» сообщил, что почетный гражданин Н.Я. Некрасов утвержден почетным блюстителем Чирского Министерского училища. Школа была построена недавно, и уже в январе Н.Я. Некрасов оказал ей необходимую материальную помощь.

В воскресение 27 апреля 1903 года он устроил там на свои средства Праздник Древонасаждения и сам руководил работами. Были высажены две тысячи деревьев, а затем в классах устроили детям угощение и подарки из книг.

Некрасов участвовал и в делах Чирского Кредитного товарищества...

В последний год жизни Николай Яковлевич Некрасов стал уставать и, чтобы набраться сил для новых дел, поехал на юг. Но не получилось. В ночь на 18 февраля он внезапно скончался в Ялте от разрыва сердца. Автор некролога в «Псковском голосе», скрывшийся под инициалами А.В.», но легко узнаваемый псковский учитель Александр Самсонович Волотовский, друживший с покойным, отметил, что тот не раз говорил о желании быть похороненным в Пскове. Он перечислил некоторых из многочисленных присутствовавших 24 февраля на кладбище, в том числе и издателей из других городов. Автор будущего некролога в «Псковской жизни» Э. З-ий, т.е. псковский врач Эдуард Яковлевич Заленский, выступая на похоронах, предложил там же начать подписку на устройство школы имени Некрасова. Сразу были собраны 940 рублей.

Осуществление идеи длились не так уж и долго. Устав Комитета для учреждения и содержания начальной сельскохозяйственной школы имени (в память) Некрасова губернатор утвердил 11 июня 1909 г. Возведение построек задержалось из-за долгого оформление бесплатного отпуска леса. И все же школу открыли 14 ноября 1911 года, приняв поначалу 17 местных учеников. В следующем году она перешла в ведение Департамента земледелия, который стал отпускать средства на обучение 37 учеников.

Земельный участок на хуторе Яхново, возле деревни Ореховая гора, в двух верстах северо-западнее Черской, в свое время приобрел сам Николай Яковлевич Некрасов. Там он устроил питомник плодовых деревьев, завел пасеку, бесплатно раздавал саженцы и отделял пчел окрестным жителям. Его сын, Николай Николаевич, родившийся в Петербурге 3 апреля 1886 года и учившийся в столичном университете на физико-математическом факультете (естественное отделение), а затем на юридическом, став наследником, передал небольшое количество земли для нужд школы. Ныне её территория находится в Палкинском районе, необитаема и труднодоступна, а на географических картах до 1990-го года хутор по иронии судьбы называется Некрасово. (Берегут память!)

Станция Черская на карте 1939 г.

Остатки строений школы в Некрасово (2015 г.)

В Некрасовском парке. Старая туя.

Одновременное изучение захоронения Н. Я Некрасова и касающихся его архивных документов привело к неожиданным результатам. Сведения о том, в какой семье он жил в детстве, нашлись в Исповедной росписи Ново-Успенской церкви Пскова за 1858 год (ГАПО, ф. 39, оп. 1, д. 3973, л. 259-об.). В разделе «Псковские мещане» хозяином двора № 19 указан Иван Игнатьев сын Порозов, вдовец 72 лет, с ним проживали: его воспитанница Олимпиада 28 лет, зять Яков Никифоров Некрасов 31 г., его жена Наталия Иванова 26 л., дети их Яков 4 г., Николай 1 г. (будущий издатель). Казалось бы, обычная семья.

Зато захоронение поражает своим размахом. Чтобы гранитный памятник высотой 220 см. не провалился, он стоит на рельсах, имеющих бетонные опоры. Сзади, у самой земли, указано «Раб(отал) Гвиди. С. Петербург Невский 141», а это крупный мастер и подрядчик строительных работ из Италии, приехавший в 1876 г. (см. Интернет). Там же наверху: «Здесь покоится Наталия Ивановна Некрасова 1835-1892». Металлическая ограда с каменными столбами отделила участок 17 м шириной и 13 в глубину. Задней стеной всего участка является узкий полутора метровый наземный металлический склеп. В нём оказался разваленный на три части надгробный памятник, нижний куб которого не имеет надписей и прочно занимает левый край склепа. На среднем лицевая надпись «Иванъ Игнатьевичъ Порозовъ. Род. 15 февраля 1806 г. Сконч. 20 марта 1860 г.», сзади – «Отцу и деду Дочь и внуки Некрасовы 1885 г.», а на правом боку этого куба – «Домин С-Петербург». Верхняя часть памятника является его украшением и имеет нишу для лампады. При содействии доброхотов он восстановлен 15 октября 2015 г. Так стало понятным, что всё это – общее захоронение близких родственников.

Исповедные росписи псковских церквей за 1856 и 1857 годы в архиве отсутствуют, а по записям за 1855 год (д. 3971, л. 198) в этом домовладении значатся Иван Игнатьев Порозов 65 лет (странный скачок в возрасте на 7 лет), воспитанница Олимпиада 25 лет и девка Матрёна Стафанова 49 лет. Значит, семью Некрасовых со старшим сыном хозяин к себе на жительство ещё не принял. Дальше ещё удивительнее (д. 3959, л. 184): в 1850 году у псковского мещанина Ивана Игнатьева Порозова 60-ти лет обитают воспитанницы его Олимпиада 20 лет и Наталия 17 лет Богдановы (так называли неизвестно чьих детей), а также «живущая у него вольно отпущенная крестьянская девка Матрёна Стефанова 44 лет». Более откровенна исповедная роспись 1842 года (д. 3946, л 195-об.): «живущая у него мещанская девка Матрёна Стефанова 36 лет, незаконные дети Олимпиада 12 лет, Наталия 9 лет, Павел 1 месяц».

Странности в семейном положении Ивана Игнатьевича разъяснились благодаря составленному в ГАПО списку дел, относящихся к известному купеческому роду Порозовых, в котором значится «Дело по просьбе купца Порозова о возвращении отлучившейся от него жены» (ф. 238, оп. 1, д. 23), до сих пор не востребованное. Иван Игнатьевич сообщал в МВД, что 4 февраля 1823 г. он сочетался браком с дочерью псковского купца Семёна Ивановича Васильева Анною, а она, прожив с ним только пять недель, 11 марта, ушла к родителям, забрав драгоценности, а её отец требует возврата приданого. Порозов же настаивает на продолжении семейной жизни и жалуется, что местные власти не оказывают ему содействия и поддерживают притязания родителей. Его хлопоты оказались напрасными, и от губернатора фон Адеркаса он получил лишь совет обратиться к духовенству с просьбой увещевать сбежавшую жену…

Неизвестно, проводилось ли такое увещевание, но Анна Семёновна так и не вернулась к мужу и поселилась у своих родителей, живших в приходе Петропавловского собора. 29 ноября у неё родилась дочь. При изучении метрических книг церквей Пскова за 1823 год оказалось, что 4 февраля 33-летний Иван Порозов венчался первым браком с 17-летней Анной Васильевой в Ново-Успенской церкви, и жена тем самым становилась прихожанкой этого храма. Однако она не пожелала крестить там ребёнка. Но и клир Петропавловского собора, не желая нарушать существовавший порядок, поначалу не решился провести крестины. Соответствующая запись не появилась в его метрической книге ни в ноябре, ни в декабре 1823 года, и после которых был подведён итог, что в этом году в нём крестили 30 детей. И только затем, на следующем, отдельном листе, явно задним числом, без очередного номера удостоверялось, что «29 ноября у псковского купца Ивана Игнатьева сына Порозова с женою его Анною Семёновою родилась дочь, ей же имя наречено Екатерина». В обычных случаях её дед, почётный гражданин, 2-ой гильдии купец Семён Иванович Васильев пригласил бы именитых крёстных. А в этой записи восприемниками указаны «губернского г. Пскова стряпчий Иван Васильев сын Кондратов (который очевидно хлопотал по этому делу) и г. Дерпта мещанская жена повивальная бабка Анна Антониева. Выдана 14 июня 1834 г.». С тех пор по исповедным росписям этого собора в доме Васильевых значились их дочь «купеческая жена Анна Семёнова Порозова и дочь её Екатерина Иванова».

Приходится понять Ивана Игнатьевича, который при живой законной жене не имел права снова венчаться. Поэтому в его доме появилась сожительница. Её и их детей в церковных документах как только не называли. При таких семейных обстоятельствах вряд ли кто-либо из родственников Николая Яковлевича Некрасова оставил воспоминания.

Об отце, Якове Никифоровиче, почти ничего не известно, за исключением отчества и возраста. приведённых в исповедной росписи за 1858 год. Большая ошибка лет в 15-16 допущена на памятнике Ивану Игнатьевичу Порозову при указании его года рождения (1806-ой), так как при венчании в 1823 году ему было 33. Это подтверждается и многими исповедными росписями, кроме двух последних, по которым разница получается ещё больше.

Екатерина Ивановна Порозова вышла замуж за жившего неподалёку от Васильевых Павла Леонова, старшего сына богатого купца Дмитрия Филипповича Леонова, и потому осталась прихожанкой Петропавловского собора. А после смерти отца, как законная дочь Ивана Игнатьевича, именно она стала собственницей его домовладения в приходе Ново-Успенской церкви. Супруги Леоновы перебрались на жительство туда, использовали помещение и под склад кожевенных товаров, которыми торговали в своих трёх лавках Кожевенного ряда Гостиного двора. Детей у них не было, жили они одиноко, чаще даже без прислуги. Павел Дмитриевич Леонов стал церковным старостой этого храма. И всё же Некрасовым, т. е. семье единокровной сестры Наталии, пришлось выехать оттуда. По исповедной росписи этой церкви за 1863 год её прихожанами они уже не числились, а после 1863 гола эти росписи прекратили вести.

Что же это за дом, в котором Николаю Некрасову довелось обитать несколько детских лет? Ответ на этот вопрос нашёлся в книге «Опочецкий купеческий род Порозовых», вышедшей в 2013 году. Она опирается на статью покойной О. В. Емелиной «Исследование памятников гражданского зодчества XVII в. в Пскове» об известных палатах Меншиковых на Романовой горке (см. т. I сборника «Псков в российской и европейской истории»). В этих изданиях отмечено, что крупный опочецкий купец и подрядчик-строитель бургомистр Игнатий Яковлевич Порозов 9 июня 1792 г. купил так называемые 1-ые палаты Меншиковых. Затем они перешли к сыну Ивану Игнатьевичу, а от него – к дочери Екатерине Ивановне.

Леоновы прожили там четверть века. По сообщении «Псковского городского листка» 60-летняя хозяйка стала ненормальной и вечером 28 января 1885 г. не пустила домой вернувшегося мужа. Павел Дмитриевич пошёл ночевать к младшим братьям и сёстрам, для которых он недавно построил новый дом взамен сгоревшего отцовского, да там и умер. Его похоронили на Дмитриевском кладбище. А через два месяца, 25 марта, на второй день Пасхи, младшие Леоновы, пришедшие проведать вдову, нашли Екатерину Ивановну убитой и ограбленной. Её погребли рядом с мужем, вероятно в том же склепе, где лежал её отец. Напомним, что Наталия Ивановна с детьми поставила новый надгробный памятник на могиле Ивана Игнатьевича именно в 1885 году.

И всё-таки справедливость восторжествовала. Из Раскладочных ведомостей сборов с городской недвижимости, печатавшихся в «Псковских Губернских Ведомостях», этот «каменный двухэтажный дом, каменные кладовые и пристройки» на Великолуцкой улице в 1887-1890-х годах принадлежали псковской мещанке Наталии Ивановне, ставшей после смерти мужа и второго замужества Николаевой. Вся эта необычная история развлечёт посетителей реставрированных палат на Романовой горке, когда они вновь станут принимать их.

 

По материалам источника: Левин Н.Ф., Шумков А.А. Николай Яковлевич Некрасов - педагог, издатель и общественный деятель /Кирилло-Мефодиевские традиции в Пскове : материалы четвертых чтений, 12 мая 2015 года // ГБУК "Псковская областная универсальная научная библиотека", Региональный центр по работе с редкими и ценными документами ; [ред. И. М. Андреева]. - Псков : Псковская областная универсальная научная библиотека, 2015. - 191 с. : ил., фот., портр. - Библиография в конце статей.

Категория: Мои статьи | Добавил: Лединита (21.08.2017)
Просмотров: 44 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]